23/07/17 07:58

Экономика

«США используют свой газ как внешнеполитический инструмент»

(Der Spiegel, Германия)

03/07 14:10

С 2013 года российский государственный газовый концерн Газпром вынашивает планы расширения балтийского газопровода «Северный поток» из России в Германию — совместно с такими европейскими фирмами как Wintershall, дочкой концерна BASF, или фирмой Royal Dutch Shell.

В 2018 году должны начаться строительные работы, однако сопротивление этому проекту очень велико. Сенат США специально называет «Северный поток — 2» в новом санкционном законе, Польша и Европейская комиссия также оказывают сопротивление этому проекту.

С юридической точки зрения, позиция Германии хорошо защищена, говорит Кирстен Вестфаль (Kirsten Westphal), эксперт по вопросам энергетики Фонда «Наука и политика». Однако в политическом плане было бы умнее, если бы правительство ФРГ попыталось найти компромисс с европейскими критиками этого проекта, также и с целью сплочения рядов перед лицом США. За этим решением сената «может стоять расчет с помощью более высоких цен на энергоносители сократить немецкое превышение экспорта над импортом», — предостерегает Вестфаль.

SPIEGEL ONLINE: Сенат США принял закон о санкциях, в котором «Северный поток — 2» упоминается конкретно. США будут, согласно этому закону, «и далее выступать против газопровода „Северный поток −2“ ввиду вредных последствий этого проекта для энергетической безопасности ЕС». Что стоит за этим шагом?

Кирстен Вестфаль: Проект этого закона является прежде всего внутриполитически мотивированным. Речь шла о том, чтобы обуздать президента Дональда Трампа. Он уже находится под сильным давлением, сейчас у него еще меньше свободы действий, чтобы пойти навстречу российским интересам. Меня беспокоит, что в этом решении сената санкции против России связаны с санкциями против Ирана. Штрафы будут распространяться также и на европейские фирмы, то есть на фирмы из стран, сотрудничающих с США. К тому же там откровенно говорится о рабочих местах в США и об американских экономических интересах.

— Не является ли это просто пустой фразой, ведь лозунг «America first» как раз сейчас очень популярен?

— И да, и нет. Обращаясь к этому лозунгу Трампа, сенат поддерживает политику президента. «America first» это одна история. Наряду с этим существует мнение, что речь идет о чистой выгоде и о собственной максимизации прибыли, а вовсе не о том. чтобы попытаться примирить интересы с такими давними партнерами как Германия. Это могло бы и далее усугубить экономический конфликт с Германией. Я опасаюсь, что ножницы цен между более дешевыми ценами на энергоносители в США и более высокими в Европе увеличатся еще больше. Германское превышение экспорта над импортом для США как бельмо в глазу.

— Что общего у торговых дебатов с балтийским газопроводом?

— В настоящий момент российский природный газ и сжиженный природный газ (СПГ) конкурируют за части рынков в Европе, а мы от этого выигрываем. Если бы Германия была бы вынуждена ввозить сжиженный природный газ из США, то баланс сдвинулся бы в пользу США. За этим мог бы стоять и расчет, чтобы затормозить германское превышение экспорта над импортом. Также США все больше используют свой экспорт газа как инструмент внешней политики и политики безопасности.

— Смогут ли США в ближайшие годы действительно развиться до уровня столь важного экспортера сжиженного газа (СПГ)?

— Американцы станут важным продавцом, на уровне других крупных экспортеров, таких как Катар и Австралия. Правительство способствует строительству новых экспортных терминалов, также как и разработке новых проектов по добыче, по принципу «Бури, детка, бури» («drill baby, drill»). Ведь экологические нормы Белый дом понизил.

— Почему также и в сенате такое широкое большинство поддержало санкционный закон?

— Антироссийские санкции и экспортные газопроводы, такие как «Северный поток», упоминаются в законе, в названии которого речь идет, собственно говоря, об Иране. Это был классический компромисс: республиканцы хотели подать сигнал против Ирана, а демократы против России.

— Какую позицию занимает в этом вопросе президент США?