23/11/17 16:05

Культура

Интервью с актером Ларсом Айдингером

(Mitteldeutscher Rundfunk, Германия)

25/10 18:10

Mitteldeutscher Rundfunk: Господин Айдингер, как получилось, что вы, немецкий актер, сыграли в российском фильме роль царя?

Ларс Айдингер: За два года до начала съемочных работ мы показывали с театром Шаубюне «Гамлета» в Москве. Насколько мне известно, режиссер Алексей Учитель увидел меня на сцене и подумал: «Это он». Потом он пригласил меня в Берлине на кастинг — якобы для небольшой роли небольшой роли. Но на самом деле он хотел со мной познакомиться. После кастинга он спросил меня, не смог бы я приехать в Россию, чтобы сыграть Николая II, и не смог бы я для этой роли выучить русский язык. Я довольно легкомысленно согласился, поехал туда, Учитель принял решение за меня. И мне действительно пришлось учить русский язык. Дело в том, что я вообще не говорю по-русски, даже сегодня. Я вырос в Западном Берлине, и у меня действительно никогда не было контакта с русским языком. Я фонетически заучивал русские тексты наизусть с учителем в Берлине.

— Вы достаточно хорошо говорили по-русски, чтобы сойти за царя Николая II?

— Для того, чтобы я учил этот язык особенно старательно, меня заверили, что в конце готового фильма будет слышен мой голос. Для них было очень важно, чтобы я правильно шевелил губами. А российский актер, который меня потом дублировал, делал это действительно очень хорошо. Как раз в конце фильма есть кадры, снятые  самым крупным планом, на которых отлично видно, что мои губы движутся по-русски и что я действительно выговариваю русские слова. Это бы не сработало, если бы я говорил по-английски или по-немецки.

— Вы очень долго были в России. Как вы там обходились без русского языка?

— У меня было 80 съемочных дней, почти два лета я полностью провел в России, и я чувствовал себя там довольно потерянным, в том числе и потому, что, кроме меня, там никто не говорил по-немецки или по-английски. На съемочной площадке говорили только по-русски. По-настоящему общаться я мог только с помощью моей переводчицы. Когда я сегодня в Берлине слышу, что кто-то говорит по-русски, то я в принципе понимаю, о чем идет речь. То есть я знаю слова и понимаю взаимосвязь, но я бы не смог сказать по-русски ни одного предложения.

— Чувствовали ли вы себя чужим как исполнитель главной роли на съемочной площадке, человеком, который с трудом понимает других и сам не может толком объясниться?

— Да. Но я думаю, что это сыграло немалую роль в том, чтобы пригласить именно меня. То есть я думаю, что режиссер Алексей Учитель также немного спекулировал на том, что это как бы отражало всю ситуацию вокруг Николая II. Ведь и он чувствовал себя в его собственной ситуации очень одиноким, и был совершенно подавлен и не хотел быть царем. И в конечном счете он там тоже был иногда словно инородным телом.

ссылки по теме